У села Лебедевка появился еще один небесный покровитель!

     11 марта, на первом в 2020 году заседании Священного Синода русской Православной Церкви под началом Патриарха московского и всея Руси Кирилла было принято, в частности, решение о включении в Собор новомучеников и исповедников Церкви русской имени протоиерея Николая Прозорова. Наш земляк, уроженец села Покровская Варежка, ныне Каменского района Пензенской области, еще в 1981 году был канонизирован русской Православной Церковью заграницей.

В качестве дня его памяти установлен день кончины – 21 августа .с).

Что это был за человек – пастырь, принявший мученическую смерть и до конца оставшийся твердым в вере?

 

Николай Федорович Прозоров родился 4 (18) мая 1897 г. в семье пономаря. В 1911 г. он окончил Тихоновское духовное училище г.Пензы, поступил в духовную семинарию, но в апреле 1915 г., в возрасте 18 лет, оставив учебу, поступил в Алексеевское военное училище Москвы. Той же осенью окончил в данном училище четырехмесячные курсы военного времени, получил звание офицера и был отправлен на фронт, где командовал батальоном. В боях был несколько раз ранен. Весной 1918 г. Николай Федорович вернулся в Пензу в звании штабс-капитана. В августе его арестовали в числе нескольких сотен человек по обвинению в офицерском заговоре и приговорили к расстрелу. Ожидая наутро своей казни, он дал обет стать священником, если Господь сохранит ему жизнь. Ночью он начал читать акафист святителю Николаю Чудотворцу – защитнику невинно осужденных, а перед этим предложил своим сокамерникам присоединиться к молитвам. Часть офицеров согласилась и тихо, отойдя в сторону, пропела акафист. Другие остались равнодушны. Рассказывали, что наутро все читавшие акафист были избавлены от смерти, отказавшиеся – расстреляны. 12 октября Прозоров был амнистирован. Той же осенью он женился на дочери Городищенского мещанина, учительнице Надежде Владимировне Барбашовой. Работал сотенным инструктором по всеобщему военному обучению в Пензе, Рузаевке, Нижнем Ломове. Но, помня о своем обете стать священником, в августе 1919 года Николай Прозоров подал рапорт о своем увольнении со службы, сославшись на плохое состояние здоровья. Осенью епископ Иоанн (Поммер), будущий священномученик Рижский, рукоположил его во священника. Отец Николай был назначен настоятелем храма в пригородном с.Лебедевка и еще служил и в Веселовской церкви.     В 1924 году отец Николай был вновь арестован и провел три недели в заключении. 

Начало Крестного пути.

    Спустя три года отец Николай переехал вместе с семьей в Ленинград, поступил в Богословско-пастырское училище, служил в церкви киновии Александро-Невской лавры. Летом 1928 г., после закрытия училища, продолжил обучение на высших богословских курсах, в это время тесно сблизился с деятелями иосифлянского движения, оказавшись в оппозиции митрополиту Сергию  (Страгородскому). 28 ноября 1929 г. священник Николай Прозоров вместе с группой иосифлянского духовенства, не признавшей «Декларации» митр. Сергия, был арестован по делу  «истинно-православной церкви» и заключен в Ленинградскую тюрьму на шпалерной. По постановлению КОГПУ от 3 августа 1930 года его приговорили к высшей мере наказания.

 

Был тверд в Вере

   История сохранила воспоминания неизвестного свидетеля о последних днях крестного пути отца Николая Прозорова.  «10 апреля 1930 года… нас перевели в другую тюремную камеру, № 21, где на двадцать коек приходилось от восьмидесяти до ста узников, в то время как в прежней камере было четырнадцать мест на тридцать пять – сорок пять человек. Здесь я встретил молодого священника отца Николая Прозорова. Он был среднего роста, смуглый, с довольно грубыми чертами лица, темными глазами и волосами и маленькой бородкой. Он не был интеллигентом, но человек простой, и глубоко верил и был тверд в вере своей. Он верил, что с благодарностью принимая мученичество, открывает себе путь в Царствие небесное… Утром 4 (17 н.с.) августа многих из нашей камеры, как обычно, вызвали в коридор и велели подписаться, что мы прочитали наши приговоры: кто-то  получил пять лет, кто-то  десять. Лишь отца Николая не вызвали выслушать его приговор… На другой день все приговоренные были вызваны на этап и простились с нами. Отец Николай недоумевал – радоваться или печалиться? Если бы его оправдали, то, вероятно, выпустили бы. Но все понятнее делалось – другая причина, почему до отправки его однодельцев о нем как будто забыли. Я старался весь день 5 (18 н.с.) августа, в канун Преображения, не отходить от отца Николая, который сразу почувствовал себя одиноким с отправкой всех однодельцев».

Прощальный Взгляд

   По воспоминаниям Михаила Польского «Во время следствия в тюрьме отцы утром служили обедницу, вечером вечерню, под праздник — всенощную. Они сидели в ряд на табуретках, к ним подсаживались двое-трое мирян и слушали произносимую наизусть вполголоса всю службу. Заключенные делали вид, что этого не замечают. В канун Преображения о. Николай Прозоров прочитал по памяти всенощную, прослушанную мной. Другие миряне, слушавшие их обычно, были уже разосланы по концлагерям. Он вынул из кармана подрясника снимок своих трех дочек шести, четырех и двух лет и, нежно глядя на них, сказал мне:  «верю, что Господь не покинет этих сироток в страшном большевистском мире».

    Началась обычная укладка около 9 часов вечера. Старшие по времени пребывания в камере ложились на койки, прочие на столах и скамьях, составленных табуретках, новички под столами и койками. Моя койка была у окна, отца Николая – у решетки, отделявшей от нас коридор. Когда все легли, появился дежурный комендант и стал в коридоре у двери решетки:

– Прозоров, есть такой?

– есть, это я, – вскочил с койки отец Николай…

– собирайся с вещами.   

отец Николай все понял. Мы с ним не раз наблюдали, как дежурный комендант вызывал так на расстрел. Он стал быстро одеваться и укладывать соломенную картонку с его тюремным имуществом. Я лежал на другом конце камеры и не мог добраться до него через камеру, заставленную столами, скамейками, спущенными койками с лежащими повсюду телами. Но из освещенного угла, где он укладывался, мне ясно было видно его просиявшее какой-то неземной радостью мужественное, окаймленное черной бородой лицо (ему было 33 года, как Спасителю, когда Он восходил на Голгофу). Вся камера притихла и следила за отцом Николаем. За решеткой не спускал с него глаз комендант. Отец Николай со счастливой улыбкой оглядел всех нас и быстро пошел к решетке, которую отворил ему комендант. На пороге он обернулся к нам и громко сказал: «Господь зовет меня к себе, и я сейчас буду с ним!»

     В официальном донесении в Москву от 29 августа 1930 года за подписью начальника ПП ОГПУ в Ленинградском Военном округе сообщалось, что «приговор в отношении гр-н Тихомирова Сергея Андреевича и Прозорова Николая Федоровича приведен в исполнение 21 августа с. г. в 23 часа» Канонизирован Русской православной церковью заграницей в 1981 году.

Источник: http://www.ostrova.org/nikolai-prozorov … ikhomirov/

    По материалам книг а.и. Дворжанского, С.В. Зелёва, прот. Владимира Клюева «Праведный верою жив будет» и прот. михаила Польского «Новые мученики российские»

12.06.2020, 91 просмотр.